marievsta (marievsta) wrote,
marievsta
marievsta

О чем говорят книги по ночам.

Старшая дочь пробует придумывать сказки.
А я решила поделиться одной из тех, что у нее получились.


Стемнело. Из-за туч вышла луна. Она была такой  яркой, что осветила комнату, где спали игрушки, картины, книги.
Часы пробили час ночи. Вдруг на книжной полке началось шуршание, и тихий голосок тихонечко произнес: «История, ты спишь?» В ответ послышалось: «Нет, не сплю, но рядом со мной всё тихо. Давай будить остальных!»
Когда все книги проснулись, между ними началась беседа.  Если прислушиваться к их разговору, то можно узнать много интересного о характере и особенностях каждой книги. Энциклопедия любила говорить умными четкими фразами, важным, не терпящим возражения тоном. Она считалась самой знающей и нужной среди книг, помнила столько дат, событий, историй. Ей известны были биографии великих людей, данные  о планетах и светилах и многое-многое другое.  На втором месте после энциклопедии почиталась Математика, умеющая решать сложные задачки и все время перемножавшая большие числа в уме. Математика никогда не болтала лишнего и вступала в разговор только изредка, когда нужно было вспомнить, на какой страничке той или иной книги содержится нужная информация, или сосчитать, сколько книг хозяева прочитали за неделю.  Самой веселой и озорной была книжка с названием «Приключения Тома Сойера» Марка Твена, она была дружна  с томиком русских народных сказок. Вместе они постоянно придумывали веселые истории и приключения, а громче всех смеялся над их выдумками сборник анекдотов. Антология поэзии закрытых городов была самой романтичной, часто задумчиво вздыхала и устремляла взгляд к потолку. Она никого не слушала, только бормотала себе под нос отрывки  из своих любимых стихов. Бывали моменты, когда все остальные замолкали, слушали эти стихи и иногда даже аплодировали  Антологии. Книга с названием «Колобок» всегда рассказывала одну и ту же сказку о Колобке, поэтому на нее другие книги обращали мало внимания. Но она не переживала, главное для неё было тоже поговорить, пусть даже словами героев своей сказки.
И только учебник английского языка стоял в сторонке совершенно один. Он тоже знал много историй, интересных фактов, названий городов и улиц, биографий великих людей, но никто не мог понять его языка. Ведь все истории, которые он знал, были на английском, а остальные жители книжной полки не понимали иностранного языка.
Вот как-то раз хозяева квартиры уехали на все каникулы в деревню. Дом опустел, затих, на книжных полках стала появляться пыль…
Обитатели семейной библиотеки становились все печальнее и печальнее и всё меньше разговаривали по ночам.
Однажды с боем часов они проснулись как обычно, но все были настолько подавлены тем, что никто не берет их читать, поэтому смотрели друг на друга и молчали. Вдруг Антология не выдержала и, заламывая странички, закричала: «Нас забыли! Бросили! Мы больше никому не нужны!» В рядах книг началось смятение. Кто-то тревожно перешептывался, кто-то тихо плакал, книжка с названием «Колобок» испуганно повторяла: «Колобок, Колобок! Я тебя съем!»
И вдруг раздался хриплый и скрипучий голос, который показался книжкам незнакомым. Это заговорил учебник английского, который так долго молчал до этого, что его голос жители книжных полок успели забыть. «Послушайте, книги!- сказал учебник английского. – Послушайте меня и успокойтесь! Все истории содержатся во мне на непонятном вам иностранном языке, но я могу вам рассказать одну на русском. Это история моей жизни (а родился я в далеком 1961 году и самый старший из вас). Думаю, это поможет вам всем успокоиться!»
И притихшие книги услышали следующее:
«Я был совсем юным и новеньким, когда в книжный магазин, куда я попал сразу после типографии, пришла молодая женщина и, увидев, какой я красивый и полезный, сколько во мне английских слов и интересных картинок к ним, купила меня для своей дочки. Девочка была очень довольна подарком мамы и так часто брала меня с  книжной полки, чтоб позаниматься и посмотреть иллюстрации, что я даже ворчал иногда, что нет мне никакого покоя. Но она была со мной аккуратна, её глазки так горели, когда получалось прочитать и понять сложную фразу на английском, что я готов был служить ей без сна и отдыха. От частого перелистывания уголки моих страничек уже через полгода не выглядели такими же безупречными, как после типографии, но меня это не очень расстраивало. Главное, что я был нужным своей юной читательнице.
Однажды со мной случилась большая неприятность: пока девочка была в школе, взял меня с полки ее младший братец и побежал на кухню к маме, которая в то время пила чай. Мальчик так стремительно вбежал на кухню, что нечаянно задел чашку, и… она опрокинулась прямо на мои страницы. Как же мне было больно и горячо! И очень страшно от того, что страницы размокли и стали некрасивыми. Женщина старательно вытерла мокрые пятна и положила сушиться меня на окно. Я очень переживал, что девочка, вернувшись из школы, больше не захочет брать меня в руки, ведь я стал некрасивый после горячего чая. Но моя юная хозяйка жалела меня и, кажется, любила больше, чем прежде.
Шли годы.  Девочка выросла, уехала учиться в другой город, и, только приезжая на каникулы, брала меня с полки.  Потом от  поселившегося рядом Орфографического словаря я узнал, что моя хозяйка вышла замуж,  и будет жить в другом доме.
Однажды в квартире, где я обитал, начался ремонт, и все книги попали в коробки. Я оказался в одной из них вместе со старыми школьными учебниками девочки. Дни в коробке протекали медленно и скучно. Я потерял счет времени, и, казалось, так и проведу остаток дней в этой тесноте и превращусь в труху.
Не знаю, сколько времени провел я в тёмной коробке, но однажды она зашаталась - я понял, что нас куда-то везут.  Потом коробку несли по лестницам. Скрипнула дверь, я увидел свет и услышал повзрослевший голос моей хозяйки: «Так вот он - мой любимый учебник английского! Я знаю, что он очень понравится моей дочке!». Меня бережно достали, смахнув с моей обложки пыль, подклеили  рассыпающиеся от времени странички, и я занял одно из самых заметных мест на книжной полке. И началась у меня новая интересная жизнь. Снова маленькие пальчики листают мои страницы, снова я вижу сияющие от радости новых открытий глаза и слышу детский голосок, повторяющий за мной английские фразы. И пусть я давно уже не такой новенький и безупречный, какой был сразу после типографии, я счастлив, ведь я  полезен, любим, и у меня очень насыщенная жизнь!»
Учебник английского устало замолчал, задумчиво вздохнул и дополнил:
«А рассказал я вам эту историю, книги, для того, чтобы вы помнили, что не надо отчаиваться! В этой семье не забывают любимые книги. Пройдет немного времени, и вы опять услышите голоса людей, почувствуете тепло человеческих рук и обязательно поделитесь с людьми вашими знаниями!»
В комнате было тихо. Мирно тикали ходики. Книги молчали, но больше не тревожились о своей судьбе. Они мечтали о часе, когда в квартиру вернутся люди.
Tags: Лисятина, дочь, поделилась
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments